Не просто собор

Share on vk
Share on google
Share on twitter
Share on odnoklassniki
Share on pocket
Share on facebook


Share on pocket
Pocket

Горящий собор Парижской Богоматери вызвал огромный резонанс. Соцсети вспыхнули новостями, СМИ транслировали онлайн каждую секунду пожара, сыпали комментариями и кадрами. Миллионы людей замерли и чуть дыша наблюдали за происходящим. Кого-то это очень сильно зацепило, до слёз. Кого-то совсем не тронуло: ну горит и горит, в мире ежедневно случаются тысячи пожаров.

 

Сегодня мы знаем, что внутренности собора почти не повреждены. И, конечно, его будут восстанавливать. Но дело ведь не в этом: сегодня что угодно при желании можно собрать заново, однако осознание этого не особо помогает справиться с грустью. Примечательно, что при пожаре нет человеческих жертв: люди скорбят не о других людях. Так о чём же?

Проекции смыслов

Судя по реакции общества на этот пожар, собор Нотр-Дам – это носитель огромного количества смыслов и проекций. Утрата такого объекта и правда может стать травмирующим, шокирующим событием. Напомню: проекция – это приписывание внутренних содержаний чему-то внешнему.

Этот механизм психологической защиты работает тогда, когда мы ещё не готовы увидеть и признать что-то внутри самих себя, поэтому выносим это вовне и приписываем определенному объекту – человеку, образу из кино, городу или вот собору.

Утрата объекта проекций – мощный опыт для души, иногда разрушительный, иногда – целительный.

Целительным он может стать в том случае, когда мы можем отделить свои проекции от этого объекта и вернуть их себе, интегрировать во внутренний мир и перестать зависеть от наличия или отсутствия такого объекта снаружи.

Если вас затронул пожар, попробуйте спросить у себя: что я приписываю этому собору? Носителем каких ценностей и смыслов он для меня является? А затем… Попробуйте найти способ оставаться в контакте с этими ценностями и смыслами, но без опоры на образ собора.

Общекультурные смыслы

Горит произведение искусства, архитектурный шедевр. То, что мы провозгласили прекрасным, разрушается на наших глазах. Это больно наблюдать. Собор за века своего существования оброс множеством исследований, искусствоведческих обзоров, интерпретаций, мифами и легендами. Из ещё одного готического собора (коих в Европе, признаться, много, есть и более древние, и более красивые, и более уникальные) Нотр-Дам стал одним из символов Франции: благодаря тем смыслам и историям, которые в него вложили люди.

 

Я ни в коем случае не принижаю его архитектурную значимость и красоту, но, правда, видели бы мы собор именно таким без истории об Эсмеральде и Квазимодо? Или без реликвий, которые в нем хранились? Пожар в соборе – это в некотором смысле смерть «истории», которая не про летопись и даты (history), а про story, рассказ о судьбах и о культуре в целом.

Горит не просто история и великое произведение искусства. Это не музей и не коллекция живописи.

Горит собор – действующий католический храм, символ христианской веры.

Высокие шпили, острые линии готических арок, тонкое кружево камня – всё направлено вверх, к небу, к Богу. Храм как образ связи между небом и землёй, между человеческим и божественным.

В этом смысле огонь, пожирающий такой символ веры и божественной связи, может внушать священный ужас и трепет. И многие «прочитали» в этом событии именно разрушение связи с небом, начало конца, что-то апокалиптическое и необратимое.

Кара небесная. Геенна огненная. Кадры горящего собора пробуждают в душе древний, как само человечество, страх божественного гнева и судного дня.

Слоёв общекультурного смысла много, очень много… Я выделила только два самых очевидных, вы можете продолжить в комментариях.

Личные смыслы

Собор Парижской Богоматери несёт на себе также много личных проекций, не связанных напрямую с культурой и общечеловеческими ценностями. У кого-то с ним связаны личные истории из поездок и путешествий, живые и объёмные впечатления о соборе, увиденном своими глазами. Это может быть про беззаботный отпуск в Париже, про романтический вечер на набережной у собора, история запоминающейся фотосъёмки или экскурсии.

 

Тысячи людей никогда не видели собор своими глазами, но у них внутри живет какая-то своя история о нём. История о мечте поехать во Францию, пройтись по местам, описанным Виктором Гюго, проникнуться красотой и духом места.

Смотреть, как сгорает в огне мечта, – то ещё испытание.

Иногда оно дается тяжелее, чем потеря чего-то, что уже было в нашей жизни, о чём уже есть опыт и впечатление.

Если чувствуете, что пожар затрагивает вас на уровне личных смыслов, спросите себя: что для меня лично значит этот собор? Какую историю я рассказываю себе про него? Что бы изменилось во мне, окажись я там и увидь его своими глазами? Какая(ой) я стану тогда?

Экзистенциальные смыслы

Пожар, как и любое крупное разрушение, неизбежно затрагивает нас на экзистенциальном, сущностном уровне. Когда горит такой значимый символ, как собор Парижской Богоматери, экзистенциальная тревога начинает зашкаливать. Что мы чувствуем, когда видим пылающий шпиль, рухнувшую крышу, языки пламени из окон?

Часто это переживания о скоротечности и непостоянстве жизни. О том, что ничто не вечно, и даже такое прекрасное творение, пережившее войны и революции, может сгореть за несколько часов. Что уж говорить о нас, простых людях?

Пожар в соборе поднимает внутри мысли и чувства о собственной конечности, смертности, об изменчивости и непредсказуемости.

То, что казалось незыблемым и практически вечным, – исчезло. Это страшно, это угрожает нашей целостности, безопасности. На сознательном уровне мы все знаем о смерти, но редко когда по-настоящему помним о ней. А тут горит памятник культуры… В таком небезопасном мире может исчезнуть что угодно. И да, так и происходит: рано или поздно всё исчезает, разрушается и умирает. Что же делать, как жить-то?

На подобные экзистенциальные вопросы нет ответов. И экзистенциальную тревогу невозможно унять насовсем. Это нормально, что мы боимся.

Что же мы все-таки можем вынести из этого? Столкновения с разрушением и смертью часто пугают, но также оказываются целительными – они могут развернуть нас к жизни. Если всё так хрупко и преходяще, как мы можем больше ценить это? Если будущее непредсказуемо и опасно, как мы можем по-настоящему прожить настоящее, этот момент?

Вот что я слышу, когда с грустью смотрю на кадры горящего собора. Расскажите, как это у вас? Что внутри поднимает эта история?

Share on vk
Share on google
Share on twitter
Share on odnoklassniki
Share on facebook
Share on pocket